Карельский народный эпос. Руны

В Карелии собраны многие тысячи народных рун. Только в северной российской Карелии было собрано в XIX веке почти 5 тысяч вариантов рун, записанных от семисот народных певцов. Едва ли ни первым собирателем рун стал Элиас Лённрот (1802-1884), который посвятил свою жизнь изучению карело-финского народного эпоса.

В Карелии имелось изобиле рун и множество певцов. Почти все песнопевцы прошлого столения были бедные крестьяне, охотники или рыбаки. Певцами эпических рун в большинстве своем были мужчины, лирические же песни и свадебные напевы исполнялись обычно женщинами.

Еще в начале прошлого столения народ Карелии проявлял живой интерес к поэзии. Хорошие певцы пользовались уважением. Согласно старинным обычаям, на крестьянских празднествах и сходках постоянно исполнялись древние руны и зачастую специально приглашались лучшие певцы. Два певца — запевала и помощник — садились обычно друг против друга или рядом, держась за руки. Они пели, мерно покачиваясь в такт песни. Запевала начинал каждую строфу один, а концу строфы к нему присоединялся помощник, который затем повторял всю строфу. Иногда пение рун сопровождалось игрой на кантеле.

Дети из поколение в поколение перенимали руны от своих родителей, и старые руны сохранялись довольно хорошо. В первых строфах "Калевалы" певец рассказывает о том, как стал рунопевцем:

"Их певал отец мой прежде,
Топорище вырезая,”
Мать меня им научила,
За своею прялкой сидя…"

Но наряду с этим происходили изменения в тексте рун при их распространение из одной местности в другую. Этот процесс описан Лённротом в предисловии к “Калевале” следующим образом: “На празднествах или иных сходках кто-нибудь слышит новую песню и старается запомнить ее. Распевая ее при случае перед новыми слушателями, он точнее помнит само содержание, чем дословно все обороты. Те места, которые он не запоминает дословно, он пересказывает своими словами, иногда, возможно, даже более красивыми, чем раньше. Если он забывает какую-нибудь мелочь, то, очевидно, чем-нибудь восполняет это. Таким же образом поступают с песней последующие певцы, и песня понемногу изменяется, однако в большей степени в отдельных выражениях и оборотах, чем по самому содержанию”.

Следовательно, та народная поэзия, которую Лённрот нашел в Карелии, была результатом длительного творческого процесса. Это были плоды поэтических посевов, которые, по выражению Лённрота, “с течением сотен, а возможно, и тысяч лет, выросли и преумножились”. Народ Карелии издавна ощущал духовную потребность “слушать радость вековечных песен”, и это общественная потребность воодушевляла многочисленных талантливых народных певцов к дальнейшему развитию песенной культуры Карелии.

Древние элементы сюжетов рун “Калевалы” идейно цементировались в композициях тех или иных карело-финских эпических песен. Новые наслоения в них производили в сюжете качественные изменения, нарушали композицию традиционной эпической песни и служили, таким образом, материалом для новой эпической песни, возникшей на основе новых социально-экономических условий жизни народа.

Значительное количество разных сюжетов карело-финских эпических песен неравномерно распределяется по разным районам бытования карело-финского эпоса. Сюжеты рун, где главным и излюбленным героем является кузнец Ильмойллине, бытуют преимущественно в южно-карельских районах. Этот не случайно. Дело в том, что кузнечество достигло наибольшего своего развития именно в южной Карелии. В связи с этим вполне закономерно то, что кузнец Ильмойллине главенствует в рунах южных карел. Идейное содержание эпических песен, как и характеристика основных героев карело-финского эпоса, определяется реальными условиями жизни, социальной борьбы и хозяйственной деятельности географически и этнически разных групп карел.

“Руны, вошедшие в “Калевалу”, — пишет О.В. Куусинен, — является настоящим творчеством народа. Это подтверждается, во-первых, тем фактом, что певцы рун не были профессионалами, а простыми людьми из народа, певшими руны из поколения в поколение, во время досуга, после тяжелого труда. Во-вторых, руны повествуют об обществе, в котором не было аристократии, о героях, которые были людьми труда”.

 

РОЖДЕНИЕ ЖЕЛЕЗА

Фрагмент руны записан Ф.Федоровым в 1955 г. от Парасковьии Шаляпиной в селе Трошино Тверской области.

 

Air Jordan XX9 29 Shoes